007
[caption id="attachment_152" align="alignright" width="350"]<a href="http://kazbooks.com/wp-content/uploads/2016/04/demon.png"><img class="size-full wp-image-152" src="http://kazbooks.com/wp-content/uploads/2016/04/demon.png" alt="Дмитрий Казаков Демоны Вальхаллы купить" width="350" height="490" /></a> Дмитрий Казаков Демоны Вальхаллы купить[/caption]

Демоны Вальхаллы.

Я солдат, недоношенный ребенок войны.
Я солдат, мама залечи мои раны.
Я солдат давно забытой богом страны.
Я герой, скажите мне — какого романа?

"5'NIZZA"

Глава 1.

Глаза открывались плохо..., словно их залили клеем, голова гудела, а во рту царила сушь пустыни Сахара.
Вильям поднял веки и с ужасом понял, что находится в незнакомом месте и, что самое страшное — не помнит, как сюда попал.
Он лежал на узкой и очень неудобной койке, прямо перед носом была стена — серый, изъеденный временем бетон, а сверху – панцирное дно еще одной койки. Ощущался запах пота и еще чего-то затхлого и неприятного.
Вильям попытался развернуться, и со второй попытки это ему удалось. Напротив, на точно такой же койке, отделенной узким проходом, обнаружился лохматый дед, похожий на седую обезьяну. Бесцветные глазки на морщинистом лице настороженно блеснули, в них появилась насмешка.
- Где я? — спросил Вильям, совершив форменное насилие над языком и губами.
- Где-где, в тюрьме, — ответил дед неожиданно тонким фальцетом и пронзительно расхохотался.
"Тюрьмами" именовали центры правосудия, объединявшие место заключения, прокуратуру и полицейское управление. Не покидая единого комплекса зданий, человек ожидал результатов суда, получал срок, а потом отбывал его.
С верхней койки свесилась еще одна голова, безволосая и круглая, как футбольный мяч.
- Где ж тебе еще быть, парень, — пробурчала она, — насколько я понял, ты задержишься тут надолго. Привыкай, ежкин кот!
Вильям попытался отогнать страх, растерянно потер лоб. Мысли в тяжелой, словно чугунок, башке заворочались с трудом. Как он, скромный работник городского архива, мог попасть в тюрьму?
Вчера они отмечали победу "Ливерпуля" над "Челси", пили в "Красном мире", а потом... Потом был провал, темный и воняющий пивом. Если где-то в памяти и имелись данные о том, что случилось после восьмой (или десятой?) кружки, то они были так же недоступны, как и свет, попавший в черную дыру.
- О-ох... — только и мог сказать Вильям.
Стальная дверь у него в ногах открылась с устрашающим лязгом. В камеру заглянул невысокий черноусый тип в полицейской форме. Покачнулась на его поясе дубинка, в руках брякнула связка электронных ключей.
- Вильям Снарк? — спросил усач.
- Э... я, — ответил Вильям, вздрогнув от ужаса. Вспомнил, что краем уха слышал, что кое-где в центрах правосудия используют пытки.
- Умойся, — брезгливо сказал полицейский, — и идем со мной. К тебе адвокат пришел.
Вильям поднялся, с трудом всунул ноги в штиблеты. По пути к санитарному блоку едва не упал от навалившегося головокружения. Ополоснув лицо холодной водой и глотнув из крана, ощутил себя немного лучше. Из камеры его вывели в длинный, как туннель метро, коридор. Поджидавший тут еще один полицейский деловито надел на Вильяма наручники и пошел сзади.
Долго шли меж белых стен с такими же белыми дверями. На них ярко выделялись цифры, нанесенные красной светящейся краской. Перекрывавшие коридор решетки с негромким жужжанием отъезжали в сторону, а потом возвращались на место за спиной заднего конвоира. Вильям послушно шагал, куда велели. Мозг его бездействовал, внутри черепа попавшей в паутину мухой билась одна мысль — какой ужасный сон, скорее бы он закончился!
А потом Вильяма втолкнули в крохотную комнатенку с голыми стенами.
Адвокат, высокий и моложавый, восседал за столом из дешевого пластика с такой важностью, будто находился на приеме в королевском дворце. Серебрилась запонка на галстуке, блестели волосы, по последней моде напомаженные и раскрашенные в разные цвета.
- Садитесь, господин Снарк, — радушно сказал адвокат, — я ваш защитник, мое имя Элайджа Мак-Нил.
- Ага, — Вильям облизал губы и уселся. Наручники чуть слышно брякнули.
- Итак, я буду вести ваше дело, — Мак-Нил извлек из тонюсенькой папки проектор размером с ладонь, вставил в щель сканера крошечный диск. — Посмотрим, какие материалы имеются по делу...
Виртуальный монитор был повернут в сторону от Вильяма и тот не мог видеть, что именно на нем появляется. Но лицо адвоката с каждым мгновением делалось все серьезнее.
- Да, — сказал он через несколько минут, — у нас тут в наличии рапорт офицера полиции с видеоматериалами, заключение врача, даже двух, показания свидетелей. Вас обвиняют в преднамеренном нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших за собой увечье.
- Что? — Вильям ощутил, что пол под ним качается. Сердце на мгновение замерло, будто схваченное когтистой лапой изо льда, а потом бешено заколотилось. — Как? Увечье?
Он захрипел, заморгал. Мак-Нил ловким движением снял со стоявшего на столе графина стакан, плеснул туда воды.
- Выпейте, — сказал он. — Станет легче.
Вильям ухватил стакан и лишь тут понял, что у него трясутся руки. Зубы лязгнули о пластик так, что тот едва не треснул. Снарк с трудом пропихнул в себя воду и только после этого смог нормально дышать.
- Повторяю, вас обвиняют в преднамеренном нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших за собой увечье, — сказал адвокат, прищуренные глаза его холодно сверкнули. — Как следует из предоставленных материалов, сегодня, двадцать второго мая две тысячи девяносто восьмого года, в час десять ночи по гринвичскому времени, вы нанесли тяжелые повреждения гражданину по имени Алекс Ниш. Он впал в кому по пути в больницу, да так из нее до сих пор и не вышел. В качестве орудия нападения использовалась ножка от стола, которую вы собственноручно и отломали.
- Йаааа?
- Да, вы, — Мак-Нил кивнул и наклонился к Вильяму. Голос его стал тише. — Вы что, совсем ничего не помните?
- Нет, — Вильям истово замотал головой. — Клянусь четверкой, мы просто сидели и выпивали, а потом, потом...
Он стыдливо умолк.
- Понятно, — адвокат дернул себя за ухо, — что же, закон обязывает меня защищать вас, но если честно, я вижу мало шансов что-либо изменить. Если только удастся доказать, что нападение совершено в состоянии аффекта?
Вильям всхлипнул, открыл рот, но так и не придумал, чего можно сказать. Никак не удавалось поверить, что подобное случилось именно с ним. Он всегда честно платил налоги, не нарушал закон, не грешил... ну, разве что по мелочи...
Хотелось во весь голос заорать — за что!? За что!?
- Согласно закону об ускоренном судопроизводстве, по которому будет рассмотрено дело, на все про все у нас есть неделя, — вышел из минутной задумчивости Мак-Нил. — Так что давайте работать. Итак, вы — Вильям Снарк, две тысячи семьдесят пятого года рождения, ранее не судимый? Так?
- Ага, — безнадежно согласился Вильям.
- Наркотики? Проблемы с психикой? Внебрачные дети?
Разговор обещал быть долгим.

Скачать:<a href="http://kazbooks.com/wp-content/uploads/2016/04/Demonyi-Valhallyiotryivok.zip">Демоны Вальхаллы(отрывок)</a>

Посмотреть все
В избранное В избранном

Демоны Вальхаллы

90,00 ₽

007
[caption id="attachment_152" align="alignright" width="350"]<a href="http://kazbooks.com/wp-content/uploads/2016/04/demon.png"><img class="size-full wp-image-152" src="http://kazbooks.com/wp-content/uploads/2016/04/demon.png" alt="Дмитрий Казаков Демоны Вальхаллы купить" width="350" height="490" /></a> Дмитрий Казаков Демоны Вальхаллы купить[/caption]

Демоны Вальхаллы.

Я солдат, недоношенный ребенок войны.
Я солдат, мама залечи мои раны.
Я солдат давно забытой богом страны.
Я герой, скажите мне — какого романа?

"5'NIZZA"

Глава 1.

Глаза открывались плохо..., словно их залили клеем, голова гудела, а во рту царила сушь пустыни Сахара.
Вильям поднял веки и с ужасом понял, что находится в незнакомом месте и, что самое страшное — не помнит, как сюда попал.
Он лежал на узкой и очень неудобной койке, прямо перед носом была стена — серый, изъеденный временем бетон, а сверху – панцирное дно еще одной койки. Ощущался запах пота и еще чего-то затхлого и неприятного.
Вильям попытался развернуться, и со второй попытки это ему удалось. Напротив, на точно такой же койке, отделенной узким проходом, обнаружился лохматый дед, похожий на седую обезьяну. Бесцветные глазки на морщинистом лице настороженно блеснули, в них появилась насмешка.
- Где я? — спросил Вильям, совершив форменное насилие над языком и губами.
- Где-где, в тюрьме, — ответил дед неожиданно тонким фальцетом и пронзительно расхохотался.
"Тюрьмами" именовали центры правосудия, объединявшие место заключения, прокуратуру и полицейское управление. Не покидая единого комплекса зданий, человек ожидал результатов суда, получал срок, а потом отбывал его.
С верхней койки свесилась еще одна голова, безволосая и круглая, как футбольный мяч.
- Где ж тебе еще быть, парень, — пробурчала она, — насколько я понял, ты задержишься тут надолго. Привыкай, ежкин кот!
Вильям попытался отогнать страх, растерянно потер лоб. Мысли в тяжелой, словно чугунок, башке заворочались с трудом. Как он, скромный работник городского архива, мог попасть в тюрьму?
Вчера они отмечали победу "Ливерпуля" над "Челси", пили в "Красном мире", а потом... Потом был провал, темный и воняющий пивом. Если где-то в памяти и имелись данные о том, что случилось после восьмой (или десятой?) кружки, то они были так же недоступны, как и свет, попавший в черную дыру.
- О-ох... — только и мог сказать Вильям.
Стальная дверь у него в ногах открылась с устрашающим лязгом. В камеру заглянул невысокий черноусый тип в полицейской форме. Покачнулась на его поясе дубинка, в руках брякнула связка электронных ключей.
- Вильям Снарк? — спросил усач.
- Э... я, — ответил Вильям, вздрогнув от ужаса. Вспомнил, что краем уха слышал, что кое-где в центрах правосудия используют пытки.
- Умойся, — брезгливо сказал полицейский, — и идем со мной. К тебе адвокат пришел.
Вильям поднялся, с трудом всунул ноги в штиблеты. По пути к санитарному блоку едва не упал от навалившегося головокружения. Ополоснув лицо холодной водой и глотнув из крана, ощутил себя немного лучше. Из камеры его вывели в длинный, как туннель метро, коридор. Поджидавший тут еще один полицейский деловито надел на Вильяма наручники и пошел сзади.
Долго шли меж белых стен с такими же белыми дверями. На них ярко выделялись цифры, нанесенные красной светящейся краской. Перекрывавшие коридор решетки с негромким жужжанием отъезжали в сторону, а потом возвращались на место за спиной заднего конвоира. Вильям послушно шагал, куда велели. Мозг его бездействовал, внутри черепа попавшей в паутину мухой билась одна мысль — какой ужасный сон, скорее бы он закончился!
А потом Вильяма втолкнули в крохотную комнатенку с голыми стенами.
Адвокат, высокий и моложавый, восседал за столом из дешевого пластика с такой важностью, будто находился на приеме в королевском дворце. Серебрилась запонка на галстуке, блестели волосы, по последней моде напомаженные и раскрашенные в разные цвета.
- Садитесь, господин Снарк, — радушно сказал адвокат, — я ваш защитник, мое имя Элайджа Мак-Нил.
- Ага, — Вильям облизал губы и уселся. Наручники чуть слышно брякнули.
- Итак, я буду вести ваше дело, — Мак-Нил извлек из тонюсенькой папки проектор размером с ладонь, вставил в щель сканера крошечный диск. — Посмотрим, какие материалы имеются по делу...
Виртуальный монитор был повернут в сторону от Вильяма и тот не мог видеть, что именно на нем появляется. Но лицо адвоката с каждым мгновением делалось все серьезнее.
- Да, — сказал он через несколько минут, — у нас тут в наличии рапорт офицера полиции с видеоматериалами, заключение врача, даже двух, показания свидетелей. Вас обвиняют в преднамеренном нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших за собой увечье.
- Что? — Вильям ощутил, что пол под ним качается. Сердце на мгновение замерло, будто схваченное когтистой лапой изо льда, а потом бешено заколотилось. — Как? Увечье?
Он захрипел, заморгал. Мак-Нил ловким движением снял со стоявшего на столе графина стакан, плеснул туда воды.
- Выпейте, — сказал он. — Станет легче.
Вильям ухватил стакан и лишь тут понял, что у него трясутся руки. Зубы лязгнули о пластик так, что тот едва не треснул. Снарк с трудом пропихнул в себя воду и только после этого смог нормально дышать.
- Повторяю, вас обвиняют в преднамеренном нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших за собой увечье, — сказал адвокат, прищуренные глаза его холодно сверкнули. — Как следует из предоставленных материалов, сегодня, двадцать второго мая две тысячи девяносто восьмого года, в час десять ночи по гринвичскому времени, вы нанесли тяжелые повреждения гражданину по имени Алекс Ниш. Он впал в кому по пути в больницу, да так из нее до сих пор и не вышел. В качестве орудия нападения использовалась ножка от стола, которую вы собственноручно и отломали.
- Йаааа?
- Да, вы, — Мак-Нил кивнул и наклонился к Вильяму. Голос его стал тише. — Вы что, совсем ничего не помните?
- Нет, — Вильям истово замотал головой. — Клянусь четверкой, мы просто сидели и выпивали, а потом, потом...
Он стыдливо умолк.
- Понятно, — адвокат дернул себя за ухо, — что же, закон обязывает меня защищать вас, но если честно, я вижу мало шансов что-либо изменить. Если только удастся доказать, что нападение совершено в состоянии аффекта?
Вильям всхлипнул, открыл рот, но так и не придумал, чего можно сказать. Никак не удавалось поверить, что подобное случилось именно с ним. Он всегда честно платил налоги, не нарушал закон, не грешил... ну, разве что по мелочи...
Хотелось во весь голос заорать — за что!? За что!?
- Согласно закону об ускоренном судопроизводстве, по которому будет рассмотрено дело, на все про все у нас есть неделя, — вышел из минутной задумчивости Мак-Нил. — Так что давайте работать. Итак, вы — Вильям Снарк, две тысячи семьдесят пятого года рождения, ранее не судимый? Так?
- Ага, — безнадежно согласился Вильям.
- Наркотики? Проблемы с психикой? Внебрачные дети?
Разговор обещал быть долгим.

Скачать:<a href="http://kazbooks.com/wp-content/uploads/2016/04/Demonyi-Valhallyiotryivok.zip">Демоны Вальхаллы(отрывок)</a>

Посмотреть все
Бесплатно

Доступ к файлу клиент получает после совершения оплаты

Купить сейчас
В корзину
Перейти в корзину
Магазин электронных книг Дмитрия Казакова
Россия, на Robo.Market c 16.09.2017

Выберите регион